ГлавнаяСтатьиОтчеты о мероприятиях и поездках.Хинтертукс Австрия. Август 2012. Часть 2.

Хинтертукс Австрия. Август 2012. Часть 2.

  • PDF
  • Печать
  • E-mail
(9 голоса, среднее 5.00 из 5)

Деревушка, в которой нам предстояло жить, носила название Вордерланерсбах. В общем-то,  все такие населённые пункты в долине Циллерталь сходны тем, что являют собой оплот туристического бизнеса для горнолыжников. Как правило, верхние этажи – апартаменты, которые хозяева сдают внаём и этим зарабатывают себе на жизнь. А жизнь в таких местах спокойная и размеренная.

Одна деревушка плавно перетекает в другую, и только по названиям можно отличить, где ты находишься.

Конечно, всем не терпелось хоть краешком глаза посмотреть на ледник, ради которого мы проделали такой путь, это хорошо понимал Сергей, поэтому он подвез нас  к тому месту, где просматривался Кайзер на леднике.

Вот таким мы увидели ледник вечером 18 августа. Кайзер был серым. Хотя обычно в это время он белый от снега. Мы знали, что он закрыт, ещё дома, что последний, перед нашей поездкой, снег выпал 22 июля.  Но вид склона вселил опасения даже Сергею.

Как бы то ни было, отправились в апартаменты «Панорама», где нас радушно встречала фрау Зиглинда, о которой мы много слышали от Сергея. Фрау Зиглинда оказалась на самом деле гостеприимной  хозяйкой, которая постаралась сделать наше проживание в горах приятным.

Все бытовые проблемы нашего пребывания описывать не буду. Первый блин, как говорится, в этом плане вышел немножко комом, и в будущем надо многое учитывать, продумывать и обсуждать. Главное , то , ради чего мы приехали, ледник. А встреча с ним ожидала всех уже ранним утром 19 августа.

Зона летнего катания на леднике ограничена несколькими склонами. К ним доставляют канатные дороги.  Первая из них поднимает на высоту 2100 м.

Это кабинки примерно на 4-6 человек. Причем лыжи в них едут снаружи в специальных ячейках.  Первое время как-то волновались, чтобы они не выпали, потом привыкли. На высоте 2100 м следует пересадка на следующую канатку, чтобы подняться на высоту уже 2600м, где обычно происходит тусовка туристов, которые наслаждаются солнышком и подкрепляют свои силы в ресторане, в котором обедали и мы, пробуя знаменитый суп-гуляш и австрийский штрудель с ванильным соусом.

И уже с высоты 2600 м можно двумя канатками попасть наверх. Первая доставляет на высоту 3250 м, откуда приходится спускаться сразу по красным, достаточно крутым трассам, и одной черной. Вторая имеет выход чуть ниже, в середине красной трассы с более пологим выкатом и позволяет впоследствии пешком добраться до синих трасс на противоположном склоне. В эти дни работали канатные дороги Gefronen Wand .

Подъёмники начинают работать в 8.15. Поэтому вставать приходилось достаточно рано, чтобы успеть к открытию.
К этому времени рядом со входом на канатку собиралась достаточно многочисленная колоритная толпа спортсменов из разных стран в спусковых комбинезонах. Тут были в основном юношеские и детские сборные или команды из Японии, Швеции, Австрии, Украины, России, паролимпийцы с Камчатки, представители Литвы, Италии, Британии, позже, кроме нас, к ним присоединились наша национальная сборная по ски-кроссу и команда горнолыжников.

На лавочке выгружали вещи, отгоняли бус на бесплатную стоянку и отправлялись наверх, на высоту 2600м.

Там мы переодевались и оставляли свои вещи в сумках прямо у выхода с канатки. И никому эти сумки с вещами не были нужны, впрочем, как и лыжи, вешки, которые оставляли и другие команды тоже.

Как я уже сказала, последовательность канаток вывозила к 4 трассам. 3 из них были красными, а одна чёрная. Две красные трассы имели уклон , градус которого сопоставим с градусом наклона северо-западного склона от четырёхкресельной канатной дороги. Причем сверху наклон был меньше, а уже от середины трассы шёл крутой сброс, далее трасса выполаживалась, так, что проезжая по ней в нижней части, казалось , что ты находишься на плоском месте. Так обманчиво впечатление в горах. На самом деле там был уклон примерно склона № 3 в Силичах.  Третья красная трасса была более пологой, но и более узкой и проходила вдоль скал. На одной из трасс постоянно тренировали слалом-гигант спортсмены из Японии . На черной трассе, идущей вдоль бугельного подъемника, практически никто не катался.

Взгляд на эти 4 красные трассы. Правда, объектив не в полной мере передает крутизну данных трасс.

Второй открытый для катания склон Olperer расположен был с противоположной стороны. Подъём на него осуществлялся на бугеле. На Olperer находятся 4, обозначенные синим цветом ,трассы. 2 из них были загружены спортсменами в полной мере, т.к. там было  больше снега, тренировался в основном гигант, отрабатывались упражнения, остальные 2 – в меньшей. Иногда на более крутой части ставили слалом. Или спускались сноубордисты, которых было считанное количество по сравнению с лыжниками. Если говорить о синих трассах, то 2 из них начинаются примерно с такого уклона, как на северо-западном склоне Силичей от двухкресельной канатки. Остальные - более пологие, сопоставимые с первым склоном , но косые под снос (т.е. дуга на правой ноге выходит значительно длиннее, чем на левой).

Синие трассы . Olperer. Взгляд с противоположного склона.

Такие склоны были в моей практике катания впервые, так что приходилось приспосабливаться.  Ребята находились в основном на синей трассе №9 , изредка переезжая на противоположную красную трассу для тренировки отработанных элементов.

7 дней катания на леднике были очень разными. И прежде всего это объяснялось аномально тёплой погодой, которая установилась этим летом даже в Туксе. Может, это наша «Мара» так влияет на температуру, но солнце палило нещадно. Внизу было +30-33 градуса. А каждое утро мы с надеждой на похолодание вглядывались в табло над главным входом Хинтертукса. Но температура наверху только повышалась. +2, +6, уже +11 с утра…

Для меня на леднике вообще такой день полноценного катания в силу сложившихся обстоятельств со снегом был единственным . Это был самый первый день.  Яркое солнце. Синее небо. Огромные горы. Достаточно жёсткий утром , отратраченный склон с плотным быстрым снегом, наверное, даже больше снего-льдом. Скорость движения лыж достаточно большая. И на первом спуске казалось, что с ними не удастся справиться.
Наш первый спуск представлял собой скорее соскребание боковым скольжением. Нужно  было почувствовать состояние снега на леднике, ощутить, как ведут себя лыжи.  В больших горах ощущение крутизны сглаживается, поэтому страха перед спуском не было. Кроме этого, снизу я склона не видела, поэтому ощущала себя достаточно комфортно. Лыжи держали нормально. И можно было радоваться всему этому великолепию. День прошёл на одном дыхании. И я очень радовалась, что могу ездить вместе со всеми.

Ничего не могу сказать о длине трасс – не измеряла. Но чувствовалось, что физической силы на преодоление всей трассы в первые дни не хватало не только мне, вымотанной операциями, но и всем остальным ребятам тоже. А , может, сказывалось привыкание к горной местности. В последующие дни было намного в этом плане легче. Кроме этого всё время хотелось пить. А на второй день из носа вдруг пошла кровь. Поэтому между спусками необходимо было отдыхать.

С 20 августа стало больше теплеть. Склоны всё меньше ратрачили, скорее растягивая по ним оставшийся, тающий с завидной быстротой снег. Утром красная трасса представляла собой мелкую ледяную крошку, лежащую буртами, с проплешинами льда.  А ближе к 26 августа она вообще стала ледяной, неровной.  На синих трассах в верхней части оставался снег, напоминающий силичский конца марта.  Внизу, на подъезде к бугелям, был лёд, покрытый водой. Бывало, что снежный участок переходил в леденистый, затем – наоборот. И так несколько раз на трассе(впрочем, наверное, это было полезным в плане отработки ведения лыж в разных изменяемых условиях). К 24 августа надо было следить , чтобы лыжи при спуске не попали в расщелины, возникающие то тут, то там на склоне. Часто поперёк и вдоль трассы внизу текли ручьи, ширина которых доходила до 50-70 см. Их приходилось перепрыгивать. Если прыжок не удавался, ты оказывался в воде. Повсюду  в нижней части трассы намывались камни и камешки, щепки, сносимые ледником, остатки вешек, верёвочек. Так что о целости лыж не приходилось думать. Они в первый же день покрылись царапинами на скользяке. Кто-то повредил кант. На одних лыжах отслоилась рубашка. Поэтому кататься летом на хороших лыжах на леднике не стоит. Проще взять их в прокат, где можно было опробовать модели 2012-2013 года, чем и занимались Сергей и Володя. Спортсмены на прокатных лыжах спускались к трассам, а потом уже надевали хорошие лыжи для отработки элементов в трассе .

В разных местах ледника были натянуты вот такие белые полотнища высотой примерно 1-1,5 м , а то и больше. Так сохраняли снег. Потом полотно снимали и снег растягивали ратраками, закрывая расщелины, которых с каждым днём становилось все больше, и  чёрные от грязи и камней места склонов.

И ,если в первые дни нашего пребывания на леднике, можно было увидеть пеших альпинистов, совершающих свои восхождения, то затем хождение по леднику стало просто опасным, т.к. в рыхлом талом снегу этих щелей не было видно.

Из-за такого состояния снега  моё катание с красных трасс было невозможным, т.к. любое попадание камешка под лыжу или наезд на ледяную неровность  могли привести к падению, что было крайне опасным, а попытка спуска как в детстве с горки привела к полёту вниз головой по склону из-за большой центробежной силы (причем остановиться очень трудно) , завершившимся синяками, порванными штанами и потерей лыжи на склоне,  и приведшим к знакомству с тренерами из Японии и лыжниками из Италии, которые эту лыжу для меня спасали. Поэтому в один из таких тёплых дней из-за расщелин на леднике австрийцы меня доставляли к синим трассам на ратраке, чтобы я не провалилась, топая в горнолыжных ботинках по склону. Надо сказать, что совершенно незнакомые люди были крайне любезны и сами предлагали помощь, не глядя на языковой барьер (иностранный, которым я владею, уж очень у меня специфический), без всяких просьб с моей стороны.

 

Продолжение...